Массарский Александр Самойлович

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная Имплантаты Массарского

Как я стал «стоматологом»

alt

Среди многих моих увлечений на меня неожиданно свалилось еще одно.  Я увлекся проблемой конструирования дентальных имплантатов. От некоторых врачей я узнал, что в стране уже несколько лет применяется зубная имплантация, но официально Минздравом СССР она разрешена только три года назад в 1986 году, хотя за рубежом имплантируют уже лет тридцать. Первым в стране имплантацию освоил и усиленно пропагандировал литовский врач в городе Каунасе, Олег Суров. В основном применялись пластиночные имплантаты. Их несложно устанавливать, пользуясь минимальным набором инструментов, но они обладают рядом недостатков. Наиболее прогрессивными являются винтовые имплантаты, но их установка требует довольно широкого набора инструментов для хирургии и последующего протезирования. Вживление винтовых имплантатов наносит челюсти гораздо меньшую травму, чем пластиночные. В некоторых советских городах стали производить копии зарубежных винтовых имплантатов, но изготовление набора инструментов для их установки никто не освоил.

Имплантация является самым современным способом восстановления зубных рядов. Врачи говорят, что Господь дал нам два комплекта зубов – (молочные и постоянные), но настает время, когда нам требуется «третий» комплект и такую возможность дает имплантация. Этот метод лечения зубов пытались применять даже в древности, о чем свидетельствуют археологические находки. Еще более ста лет назад применял имплантацию и русский врач Н.Н.Знаменский, но тогда не было материалов, которые срастались с костной тканью. Такие имплантаты были недолговечными и отторгались.

Все знают, как влияет утрата зубов на наше физическое и моральное состояние. Проблемой становится пережевывание пищи, ухудшается речь. Мы замыкаемся, уходим в себя, реже общаемся с людьми, стесняемся улыбаться или прикрываем рот рукой. Нас раздражает свое отражение в зеркале. Если у нас съемные, или как говорят «карманные» протезы, то мы боимся, что они выпадут изо рта во время официального обеда или при выступлении перед аудиторией. Только наличие постоянных, несъемных протезов, которые обеспечивают замечательные достижения современной науки и медицины, избавляет нас от кошмара носить вставные зубы. Зубные имплантаты жизненно важное средство сохранения самоуважения. А если вы артист, певец, диктор, преподаватель и вас снимают крупным планом, и на экране телевизора виден каждый зуб и даже налет на языке, то для вас плохие зубы полная трагедия. Да что там телевизор! Даже целоваться со съемными протезами уже проблема.

Известен случай, когда знаменитый трубач, потерявший передние зубы, прекратил артистическую карьеру, поскольку мундштук трубы опирается через губы на зубы. Как же он был счастлив, когда израильский врач сделал ему постоянные протезы на имплантатах!

Гнилые зубы обнаруживали в черепах неандертальцев и египетских мумий. Еще за 3000 лет до нашей эры в Египте была развита стоматология, и до нас дошло даже имя древнего зубного врача Хеси-Ре.

Искусственные зубы в древности делались их зубов животных, дерева, слоновой кости, фрагментов раковин. Позднее появились зубы из золота, серебра, фарфора и даже свинца. О вредоносном воздействии свинца на здоровье человека стало известно только в двадцатом веке, когда была раскрыта причина повального вымирания римских плебеев, употреблявших свинцовую посуду.

Известно, что одним из первых «стоматологов» в России был Петр Первый. Побывав в Европе, наш царь перенял опыт заморских лекарей и считал, что лечить зубы надо только удалением («нет зуба – нет проблемы»). Он с наслаждением удалял зубы своим поданным. В Кунсткамере хранится коллекция зубов вырванных Петром. Значительная часть из них оказалась здоровыми, что наглядно свидетельствует о «врачебном мастерстве» Императора.

Современная имплантология базируется на стыке наук – ортопедии, биологии, анатомии, биомеханики и материаловедения. Именно достижения последней, создавшей новые сплавы и композитные материалы позволили применять сложные медицинские технологии. Имплантаты производят из циркония, палладия, тантала, вольфрама, керамики, титана. Но из металлов, именно химически чистый титан и некоторые его сплавы, являются основой для изготовления имплантатов, вживляемых в организм человека. Из титана делают искусственные суставы, позвонки, пластинки, закрывающие отверстия в костях черепа и зубные имплантаты. Титан является идеальным металлом для этих целей. Он инертен, устойчив к воздействию агрессивной среды полости рта, выдерживает огромные жевательные нагрузки, довольно пластичен, но главное, хорошо срастается с костной тканью. Инертность титану придает его высокая химическая активность и способность окисляться в среде, где присутствует кислород (воздух, биожидкости). Он окисляется со скоростью 1/1000 сек, а образовавшийся слой толщиной 5-10 нм оксида титана, защищает находящийся более глубоко металл от дальнейшей коррозии. При этом титан легок и обладает низкой теплопроводностью, что очень важно для имплантатов. Но технология обработки титана весьма сложна. Имеется ряд особенностей. Например, при механической обработке титановая стружка может вспыхнуть и вызвать пожар. После обработки титановые детали подвергаются термическим воздействиям по специальным режимам, пассивируются, анодируются или покрываются в вакууме различными напылениями.

Почти любой человек с возрастом встречается с проблемой утраты зубов, а десятая часть населения России полностью потеряла все зубы.

Но в нашей стране не было подготовленных врачей-имплантологов. В медицинских вузах этому не учили, поскольку было запрещено, не было общепризнанной методики и даже единой терминологии – врачи часто не понимали друг друга. Но в стране не было самих имплантатов и необходимого инструментария. Отсутствие необходимых знаний и применение самодельных изделий приводило к тяжелым послеорационным последствиям. Наша медицинская промышленность того времени для имплантации ничего не выпускала.

Я понимал всю ответственность изготовления медицинской продукции для хирургии. Такие изделия производятся на специальных лицензированных производствах и к ним предъявляются высокие стандарты и требования. Был 1989 год. Уже шла перестройка, но предприятия еще не «легли на бок». Многое еще можно было изготовить. Началось время малых предприятий и кооперативов.

Сведений о том, что делается в области имплантологии за рубежом, почти не было. Я узнал, что в Америке есть система Леонарда Линкова, в Швеции выпускались имплантаты и инструменты его ученика Бранемарка. Существуют свои системы в Германии, Франции, Израиле, но у всех у них разные стандарты и свои типоразмеры имплантатов по длине, диаметру, шагу резьбы, форме. Инструменты одних систем не подходят к другим. Между фирмами идет жестокая конкуренция. Приобрести за рубежом товары было невозможно – не было валюты. Интернета тогда у нас не было, а за рубеж мы не ездили. Начинать надо было на ровном месте.

Я начал набрасывать эскизы деталей, обзавелся нужным количеством титана и приступил к изготовлению деталей. Конечно, потребовалось провести все необходимые исследования по выявлению вредных примесей в металле, прежде чем испытывать имплантаты на людях. К счастью, доставшийся мне материал оказался с высокой химической чистотой.

Начались поиски размеров и формы будущих винтовых имплантатов. Постепенно образовался некий собственный стандарт. После долгих изысканий была рассчитана специальная специфическая резьба, которая отличалась от резьбы известных имплантатов и полностью оправдала свою надежность, но в производстве была весьма трудоемкой и потребовала изготовления специальных приспособлений.

В течение двух лет отрабатывалась технология производства имплантатов. Одновременно конструировался инструментарий. Наибольшую трудность представляло изготовление инструментов. Почему-то при развале предприятий, в первую очередь закрывался, стержень производства - инструментальный цех и заказывать инструменты было все трудней, в то время как, мой набор состоял из 35 единиц. При этом каждый хирургический инструмент был нестандартным и требовал специальной технологии изготовления. Но зато инструменты оказались долговечными и высококачественными. Например, мой режущий инструмент для кости без труда сверлил или нарезал резьбу в стали.

По мере совершенствования системы врачи-имплантологи узнавали о ней и, постепенно, круг применения моих имплантатов расширялся. Около десяти клиник только в Ленинграде, затем и в других городах участвовали в испытаниях пробных партий. Я собирал замечания и вносил изменения в конструкцию.

В начале 1992 года в Москве проводилась конференция по имплантологии. Пригласили и меня сделать доклад о своих разработках. Я сделал сообщение и, очень стесняясь, продемонстрировал систему своих имплантатов, считая их весьма несовершенными. Каково же было мое удивление, когда мне сказали, что я создал первую отечественную систему зубной имплантации с полным набором необходимых инструментов и разработал технологию имплантации и протезирования для применения этой системы.

На конференции была создана «Ассоциация специалистов стоматологической имплантации» страны и я был избран на должность вице-президента по техническим вопросам. После конференции представители Минздрава сказали мне, что в стране нелегально производятся различные имплантаты, но мне теперь, как «официальному лицу», негоже выпускать свою систему без разрешения министерства. Надо было отдать на клинические испытания по три комплекта изделий в три медицинских учреждения по списку Минздрава и получить от них положительные заключения. Параллельно комплекты изделий подаются в Институт медицинской техники на технические и токсикологические испытания. Только после всех отзывов, испытаний и заключения специальной комиссии я получил официальное разрешение на производство и применение имплантатов моей системы в хирургической имплантологии.

Система под девизом «ДИМ Контраст-Имплант» (Дентальные имплантаты Массарского) была зарегистрирована в Минздраве и внесена в «Государственный реестр медицинской техники России». Был зарегистрирован товарный знак системы «Контраст-Имплант». Мне были выданы патенты на изобретение новых видов имплантатов. Через несколько лет система уже использовалась в 150 городах СНГ.

В течение многих лет опытные имплантологи помогали мне развивать и совершенствовать эту первую в нашей стране систему винтовых имплантатов. Общение с такими врачами позволило мне расширить свои познания в стоматологии и имплантологии и общаться со специалистами в этой области медицины «на их языке». Я присутствовал на многочисленных операциях по имплантации, изучал литературу, посещал лекции и участвовал в конференциях

Специализированный журнал «Новое в стоматологии» опубликовал мою статью о системе «Контраст-Имплант». После публикации статьи в некоторых городах страны начали копировать мою систему.

В 1992 году я получил патент Российской федерации № 2028122 на «Имплантат Массарского», решавшего задачу предотвращения поворота по резьбе установленного одиночного имплантата для протеза одного зуба. Смысл изобретения состоял в том, что внутри имплантата располагался специальный винт. После установки имплантата, имеющего разрезы на конце, в челюсть, этот винт раздвигал конечные лепестки, образовывая своеобразную «коронку». Имплантат прочно фиксировался и не мог провернуться, а на его конце формировалась увеличенная площадь опоры. (Я сравнивал это с видом Ейфелевой башни).

В 1998 году в Чикаго была красочно издана книга о новой системе имплантации “Sargon” с подзаголовком «Эстетический дентальный имплантат 21-го века». В книге описывается имплантат, запатентованный одним американцем в 1994 году в США. Затем он получил Европейский патент и патент с мировой защитой. Этот имплантат был выпущен на рынок в 1996 году. Каково же было мое удивление, когда я увидел, описанный в книге имплантат «21-го века» - точную копию своего патента, запатентованного мною в России в 1992 году!

Предъявить претензии я не мог, поскольку российский патент действует только на территории нашей страны. Остается утешиться тем, что мое техническое решение оценили так высоко.

 

Другие фотографии Вы можете увидеть в Галерее